эксплуатируемая кровля это общее имущество

ВС РФ: крыша встроенного нежилого помещения не является общим имуществом многоквартирного дома

veronka72 / Depositphotos.com

Узенькая крыша над выпирающей из стены МКД витрины магазина не относится к общему имуществу МКД, поскольку не предназначена для обслуживания двух и более помещений в МКД и может быть демонтирована без ущерба конструкциям дома. К такому выводу пришел суд, разбирая конфликт между ТСЖ и владельцем встроенного, расположенного на первом этаже МКД магазина (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14 августа 2019 г. № 309-ЭС19-12633).

Магазин требовал от ТСЖ признать крышу (козырек) над своей витриной общим имуществом дома, а также отремонтировать этот козырек, – он пострадал от сосулек, рухнувших с крыши дома. Спорная крыша над витриной, – и, собственно, сама стеклянная витрина, – выступают от стены МКД на полметра.

Магазин сослался на то, что плату за содержание и ремонт дома он платит из расчета своей общей площади, включая-таки площадь витрины, над которой расположена крыша (спорный козырек). Кроме того, козырек поврежден от падения наледи, при этом магазин трижды обращался в ТСЖ с уведомлением о нависании снега над магазином и требованием принять меры по очистке крыши дома и крыши витража магазина от снега и льда – чтобы не случилось разрушений.

ТСЖ снег не убирало, а когда козырек был поврежден, и магазин потребовал его ремонта, ТСЖ, во-первых, потребовало от магазина доказательств тог, что козырек – это общедомовая собственность, а во-вторых, вынес вопрос о ремонте козырька на ОСС. Общее собрание предсказуемо решило, что ремонт крыши витрины магазина – проблема самого магазина, которая жителей дома не касается.

Суд первой инстанции счел, что кровля над остеклением магазина является общим имуществом спорного МКД, которое в числе прочего общего имущества подлежит содержанию и ремонту управляющей компанией, в рассматриваемом случае – ТСЖ.

Однако апелляционная и кассационная инстанция пришли к противоположному выводу:

ВС РФ, изучив жалобу магазина, не усмотрел оснований для пересмотра дела.

Источник

Когда крыша не включается в общее имущество собственников в МКД

kogda krysha ne vklyuchaetsya v obshchee imushchestvo sobstvennikov v mkd

Состав общего имущества многоквартирного дома часто становится причиной судебных споров УО и ТСЖ с собственниками или надзорными органами. В данной статье рассказываем о том, относится ли козырёк над нежилым помещением к ОИ МКД и обязаны ли управляющая домом организация или товарищество его ремонтировать.

Перечень элементов многоквартирного дома, которые входят в состав общего имущества собственников помещений, указан в ч. 1 ст. 36 ЖК РФ, п. 2 ПП РФ № 491 и утверждается отдельно для каждого конкретного дома. К общему имуществу относятся элементы вне квартир, обслуживающие более одного помещения в доме:

— лестничные площадки, лестницы;

— технические этажи, чердаки и подвалы;

— ограждающие и несущие/ненесущие конструкции;

— механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование.

При этом споры разных заинтересованных сторон о точном составе общего имущества в конкретных МКД нередко доходят до Верховного суда РФ, который даёт разъяснения и помогает УО, ТСЖ и собственникам разобраться в ситуации. Например, в июне 2019 года ВС РФ отнёс к общему имуществу дома домофонное оборудование, которое частная компания установила в многоквартирных домах за свой счёт. Суд счёл, что с момента установки домофонов они перешли в общедолевую собственность МКД (дело № А40-61061/2018).

В апреле 2019 года ВС РФ поддержал позицию судов всех инстанций о правомерности требования к УО сделать собственникам перерасчёт платы за КР на СОИ. При определении норматива потребления ХВС, ГВС и водоотведения на содержание общего имущества нельзя учитывать площади машинных отделений, лифтов, мусоросборников, техподполья и пожарных выходов дома (дело А57-26118/2017).

В августе ВС РФ сделал важные для УО и ТСЖ выводы, рассмотрев спор собственника нежилого помещения и товарищества, управляющего домом, об общем имуществе (дело № А34-13172/2017). На первом этаже одного из многоквартирных домов Кирова размещается магазин. Владелец несколько раз обращался в ТСЖ с письменной просьбой очистить крышу от снега и льда: он навис над козырьком, установленным над витриной магазина. Но ТСЖ посчитало, что это не входит в его обязанности. В итоге на крышу витрины упала глыба льда, повредив её в нескольких местах.

Собственник магазина потребовал, чтобы ТСЖ, управляющее домом, привело этот элемент дома в надлежащее состояние, а также отремонтировало водостоки. ТСЖ вынесло этот вопрос на общее собрание собственников, и участники ОСС приняли решение, что ремонт должен произвести собственник магазина за свой счёт. Указанный элемент не относится к общему имуществу МКД, поскольку обслуживает только одно помещение в доме, а не несколько.

К тому же, как указало ТСЖ, крыша была повреждена ещё во времена, когда домом управляла УО. Следовательно, претензии владелец магазина должен предъявлять именно управляющей организации. Поскольку ТСЖ не взяло на себя расходы по ремонту крыши над витриной нежилого помещения, собственник обратился с иском в суд. Он потребовал, чтобы суд признал, что козырёк входит в состав общего имущества дома, следовательно, товарищество несёт ответственность за его содержание и должно отремонтировать его после повреждения наледью.

Главным вопросом, который рассматривал суд первой инстанции в споре собственника магазина и ТСЖ, стал вопрос, является ли крыша над магазином частью общего имущества дома. Согласно техдокументации, помещение с остеклённой частью (витриной), которая имеет самостоятельную крышу, изначально были в составе дома. Фасадное остекление и крыша над ним с момента возведения дома являлись его частью, сдавались в эксплуатацию, являясь частью дома.

Исходя из пп. «б» п. 2 ПП РФ № 491, крыша включается в состав общего имущества дома вне зависимости от того, сколько помещений под ней расположены. Следовательно, козырёк над остеклением магазина является общим имуществом дома, за содержание и ремонт которого отвечает товарищество собственников жилья.

Суд отметил, что решение общего собрания собственников МКД является обязательным для исполнения, но лишь по вопросам, отнесённым к компетенции ОСС. Собрание не может исключить из состава ОИ МКД крышу. Поэтому ТСЖ не может отказываться ремонтировать крышу над магазином на основании решения общего собрания.

Собственники на ОСС ошибочно отказались утвердить текущий ремонт крыши над магазином, посчитав, что это личное имущество владельца нежилого помещения. При этом ТСЖ обязано проводить текущие и неотложные работы по ремонту общего имущества вне зависимости от того, принято ли соответствующее решение на ОСС или внесены ли такие работы в договор управления (постановление ВАС РФ от 29.09.2010 № 6464/10).

Суд первой инстанции удовлетворил иск собственника магазина, обязав ТСЖ включить крышу над нежилым помещением в состав общего имущества МКД и произвести её текущий ремонт.

ТСЖ подало апелляционную жалобу, указав, что суд первой инстанции необоснованно принял решение о признании крыши витрины магазина общим имуществом. Апелляционный суд и все последующие суды встали на сторону товарищества собственников. При рассмотрении дела в апелляционной инстанции, судья основывался на позиции Пленума ВАС РФ, высказанной в п. 2 постановления от 23.07.2009 № 64.

К общему имуществу здания относятся среди прочего крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения. Согласно заключению судебной экспертизы, козырёк витрины магазина не является неотъемлемым конструктивным элементом многоквартирного дома. Он, как и сама витрина по своему функциональному назначению, – ограждающие конструкции магазина, его декоративные элементы, украшающие фасад. Демонтаж козырька возможен без ущерба конструкциям МКД.

Основываясь на выводах экспертизы, суд сделал вывод, что козырёк над входом в магазин не является общим имуществом собственников многоквартирного дома. Следовательно, ТСЖ не обязано ремонтировать его и отвечать за его надлежащее содержание. При этом суд отметил, что собственник магазина может обратиться в суд и взыскать с ТСЖ сумму ущерба, который был причинён крыше ненадлежащим выполнением ТСЖ своих обязанностей по управлению многоквартирным домом. Суд отклонил иск владельца магазина к ТСЖ. В

Спор переместился в кассационный суд. В жалобе собственник магазина указал на то, что не согласен с заключением экспертизы, из которого следует, что крыша над витриной магазина является эстетическим и декоративным элементом. К тому же владелец нежилого помещения – член ТСЖ, владеет более, чем третью площадей в доме, исправно оплачивая квитанции за жилищные услуги.

Однако судья не согласился с доводами собственника, указав, что экспертное заключение составлено в соответствии с требованиями действующего законодательства. Собственник мог воспользоваться правом на заявление ходатайства о назначении повторной или дополнительной экспертизы, но этого не сделал.

Владелец магазина не представил доказательств, что крыша принадлежащей ему витрины предназначена для обслуживания двух и более помещений в многоквартирном доме и является общим имуществом. Жалоба собственника была отклонена.

ВС РФ рассматривать спор отказался, согласившись с доводами коллег. Итоги судебного разбирательства по делу № А34-13172/2017 позволяют сделать несколько выводов, важных для управляющих организаций и ТСЖ:

Если крыша признана частной собственностью владельца помещения, тогда следить за её состоянием и проводить ремонт должен именно он. Но следует помнить о том, что ТСЖ или управляющая организация будут отвечать за вред, причинённый имуществу собственника, если он станет следствием неисполнения или ненадлежащего исполнения УО/ТСЖ своих обязанностей по управлению домом.

Источник

ВС напомнил, что именно управляющая компания отвечает за надлежащее содержание крыши дома

vs napomnil chto imenno upravlyayushchaya kompaniya otvechaet za nadlezhashchee soderzhanie kryshi d 1

20 февраля Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 309-ЭС20-20751 по делу № А47-8215/2019 об оспаривании управляющей компанией предписания жилищной инспекции устранить повреждения крыши в многоквартирном доме.

В апреле 2019 г. Государственная жилищная инспекция по Оренбургской области провела внеплановую выездную проверку по вопросу ненадлежащего содержания общего имущества собственников помещений (стен, перекрытий и кровли) оренбургского многоквартирного дома, находящегося в ведении ООО «Управляющая организация жилищным фондом “Сияние”».

В ходе проверки жилинспекция обнаружила наличие повреждений, просветов в крыше дома, а также кровельных отверстий над двумя квартирами и сочла, что УК не обеспечила проведение работ, необходимых для надлежащего содержания крыши. Общество было признано виновным в нарушении п. 7 Минимального перечня услуг и работ, необходимых для обеспечения надлежащего содержания общего имущества в многоквартирном доме, порядка их оказания и выполнения, а также п. 4.6.1.2 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда. В связи с этим УК было выдано предписание от 23 апреля 2019 г. об устранении выявленных нарушений и выполнении вышеуказанных работ в срок до 1 июня.

Далее «УО ЖФ “Сияние”» оспорило предписание жилищной инспекции в арбитражном суде. Заявитель представил заключение общества «Союз экспертов», составленное по результатам строительно-технической экспертизы крыши здания. В документе отмечалось, что выявленные дефекты в кровле являются строительными дефектами, по причине которых в зоне вентиляционных каналов некоторых квартир третьего этажа здания появились следы увлажнения, повредившие отделочную поверхность.

Суд первой инстанции удовлетворил требования УК со ссылкой на то, что недостатки возникли не в результате ненадлежащего содержания общедомового имущества, а являются строительными дефектами, поэтому вопрос об их устранении должен решаться между заказчиком и застройщиком в рамках гарантийных обязательств. Как пояснил суд, оспариваемое предписание является неисполнимым ввиду отсутствия у последнего денег на проведение ремонтных работ кровли и возможности увеличить тариф. Он добавил, что для устранения выявленных нарушений нужен капремонт кровли, что недопустимо в отсутствие соответствующего решения общего собрания собственников многоквартирного дома.

В дальнейшем апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении требований УК. После повторного рассмотрения дела вторая инстанции установила, что согласно оспариваемому акту проверки в ходе визуального осмотра чердачного помещения спорного дома были выявлены просветы и отверстия в металлической кровле над двумя квартирами, которые отсутствуют в ранее утвержденном руководителем УК акте осмотра крыши от 20 сентября 2018 г. Апелляционный суд также отметил, что спорным предписанием на заявителя возложена обязанность по обеспечению надлежащего содержания крыши многоквартирного дома путем устранения повреждений кровли над вышеуказанными квартирами, а не по проведению капремонта крыши.

Тем самым, подчеркнула вторая инстанция, оспоренное предписание об устранении выявленных нарушений соответствует положениям действующего законодательства, а также не нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом сам по себе факт возникновения недостатков из-за ненадлежащего исполнения обязанностей застройщиком и наличия у него обязательств по устранению допущенных нарушений в течение гарантийного срока не устраняет установленные законодательством и договором управления обязанности УК по содержанию общего имущества в надлежащем состоянии.

Тем не менее окружной суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции, что послужило поводом для обращения жилищной инспекции в Верховный Суд с кассационной жалобой.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что крыши включены в состав общего имущества в многоквартирном доме в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ, а также подп. «б» п. 2 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме. Согласно п. 7 Минимального перечня к работам, выполняемым в целях надлежащего содержания крыш многоквартирных домов, относятся, кроме прочего, проверка кровли на отсутствие протечек, а при выявлении нарушений, приводящих к протечкам, – незамедлительное их устранение.

Таким образом, пояснил Суд, действующим законодательством предусмотрена безусловная обязанность УК выполнять работы, связанные с содержанием и ремонтом общего имущества, входящие в Минимальный перечень, вне зависимости от обязательств иных лиц в отношении такого имущества, а в определенных случаях – незамедлительно.

Верховный Суд назвал ошибочными выводы окружного суда об обратном, которые возникли из-за неправильного применения ряда норм действующего законодательства. «Из обжалуемого постановления следует, что суд округа, не опровергая выводы суда апелляционной инстанции, основанные на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, а ссылаясь лишь на капитальный характер ремонтных работ, отраженных в представленном обществом экспертном заключении, и наличие гарантийных обязательств застройщика, согласился с судом первой инстанции, не в полном объеме исследовавшим доказательства по делу», – заключил ВС, который отменил судебные акты окружного суда и оставил в силе постановление апелляции.

По мнению адвоката Нижегородской областной коллегии адвокатов Александра Немова, определение ВС носит весьма положительный характер. «В принципе, я давно придерживаюсь в своей практике подобной позиции. Управляющая компания, вне зависимости от того, чья вина в возникновении ненадлежащего состояния общедомового имущества, обязана предпринимать попытки по приведению общедомового имущества в надлежащее состояние. Вопрос установления виновного лица лишь позволяет впоследствии управляющей компании обратиться с регрессными требованиями к причинителю вреда», – отметил он.

Эксперт отметил, что в своей практике он добивался решений судов первой и апелляционной инстанций, в которых суды, несмотря на вину застройщика в дефектах многоквартирного дома, обязывали управляющие компании, например, производить работы по устранению промерзания стен. «Обязанность управляющих компаний строго определена приведенными в определении ВС РФ нормами и ни в одной из указанных норм нет никаких сносок или отсылок к тому, что норма может не применяться в зависимости от “причинителя вреда”», – подчеркнул Александр Немов.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что определение соответствует сложившейся судебной практике по данной категории споров, в связи с чем оно не повлияет на нее, а только напомнит судам об основополагающих нормах и их применении. «Действительно, обязанность управляющей компании по содержанию многоквартирного дома, в том числе и кровли, в надлежащем состоянии является безусловной с момента заключения с ней договора, поэтому оснований для оспаривания предписания жилищной инспекции у управляющей компании не было. При этом в очередной раз можно наблюдать решения нижестоящих судов, прямо противоположные друг другу. Это связано, по всей видимости, с невнимательным исследованием судами материалов дела, недостаточным изучением доказательств, имеющих значение для дела, и, соответственно, неправильным применением норм материального права, даже таких очевидных, как в рассматриваемом споре», – подчеркнул эксперт.

Источник

ВС указал, когда чердачные помещения в многоквартирном доме могут быть в частной собственности

vs ukazal kogda cherdachnye pomeshcheniya v mnogokvartirnom dome mogut byt v chastnoy sobstvennosti 1

2 марта Верховный Суд вынес Определение № 306-ЭС15-3282 по спору о признании права собственности на мансардные помещения в жилом многоквартирном доме за соинвесторами строительства в деле о банкротстве заказчика жилья.

В феврале 2008 г. ООО «Фирма “Свей”» (заказчик) и ООО «Строитель и К» (генеральный подрядчик) заключили договор генерального подряда на строительство трехэтажного жилого многоквартирного дома. Один из предусмотренных договором способов оплаты работ предусматривал передачу обществу «Строитель» прав на помещения в жилом доме, в том числе на его мансардный этаж.

В целях выполнения заключенного договора генподрядчик привлек в качестве соинвесторов Виктора Манушина, Сережу и Армена Ханзадянов. Поскольку компания выполнила договорные работы, у нее возникло право на получение оговоренных помещений в собственность. Таким образом, помещения на шестом (мансардном) этаже перешли трем соинвесторам. В 2010–2013 гг. суд общей юрисдикции признал за ними право на доли в праве собственности на не завершенный строительством жилой дом и соответствующие помещения мансардного этажа.

После признания общества «Фирма “Свей”» банкротом и введения процедуры конкурсного производства Виктор Манушин, Сережа и Армен Ханзадяны обратились в арбитражный суд с заявлениями о признании за ними права собственности на принадлежащие им мансардные помещения. При этом один из заявителей просил суд признать за ним право собственности на стояночное место, расположенное на цокольном этаже жилого дома.

Арбитражный суд удовлетворил требования, исходя из того, что жилой дом был сдан в эксплуатацию, заявителями представлены первичные документы, подтверждающие возникновение обязательства по передаче им помещений в собственность и фактическое владение недвижимостью.

Впоследствии апелляция рассмотрела дело по правилам первой инстанции, отметив, что рассматриваемые ею обособленные споры затрагивают интересы других жильцов, часть которых уверена в том, что мансардные помещения относятся к общему имуществу многоквартирного дома, и привлекла к участию в деле других собственников помещений жилого дома.

При рассмотрении дела была назначена судебная экспертиза, результаты которой зафиксировали отсутствие в спорных помещениях инженерных коммуникаций и иного инженерного оборудования, предназначенных для обслуживания более одного помещения, признав, что они имеют самостоятельное назначение, не связанное с обслуживанием других помещений жилого дома, и не являются техническими вспомогательными помещениями. Тем не менее апелляция отменила определение нижестоящего суда, отказав в удовлетворении заявленных требований.

Апелляционный суд счел, что жилой дом был сдан в эксплуатацию как шестиэтажный – с пятью надземными и одним подземным (цокольным) этажами. Согласно техпаспорту на здание жилой дом является пятиэтажным, имеет цокольный этаж и чердак, который состоит из трех помещений, относящихся к помещениям общего пользования (лестничные клетки), и трех чердачных помещений, не относящихся к таковым. Таким образом, вторая инстанция констатировала отсутствие в материалах дела утвержденной в установленном порядке проектной документации, которая могла бы подтвердить законность возведения жилого дома с шестым мансардным этажом. В этой связи апелляция сочла, что заявители в своих интересах фактически переоборудовали в жилье чердак, относящийся к общему имуществу жилого дома, нарушив тем самым права и законные интересы собственников помещений многоквартирного дома.

Поскольку окружной суд оставил в силе постановление апелляции, Виктор Манушин, Сережа и Армен Ханзадяны обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. В рамках заседания в Судебной коллегии по экономическим спорам к материалам дела были приобщены обращения 11 жильцов дома, возражавших против удовлетворения кассационных жалоб заявителей.

После изучения материалов дела № А65-22387/2008 высшая судебная инстанция отметила, что одновременно с общим имуществом в многоквартирном доме могут быть и иные чердачные (мансардные) помещения, которые предназначены для самостоятельного использования. Они являются недвижимыми вещами как самостоятельные объекты гражданских прав, в силу чего их правовой режим отличается от правового режима помещений, находящихся в совместной собственности жильцов. Следовательно, сам по себе факт расположения спорных помещений на этаже, который учтен органами технической инвентаризации как чердачный, не является достаточным основанием для их отнесения к общему имуществу многоквартирного дома и не свидетельствует о невозможности признания права собственности на них за заявителями.

Как пояснил Верховный Суд, апелляция прямо указала на то, что органы технического учета по-разному учли различные чердачные помещения жилого дома: часть из них была учтена как помещения общего пользования, большая часть – как иные помещения. Высшая судебная инстанция отметила, что, сославшись на экспертное заключение, апелляция, не обнаружив в нем каких-либо пороков, сделала обратный вывод об отнесении спорных помещений к общему имуществу.

При этом ВС согласился с выводом апелляции о том, что к рассматриваемым правоотношениям применяется правовая позиция Президиума ВАС РФ, изложенная в Постановлении от 2 марта 2010 г. № 13391/09, согласно которой правовой режим отдельных помещений как относящихся или не относящихся к общей долевой собственности собственников помещений в доме зависит от того, были ли эти помещения предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома, использовались ли фактически в качестве общего имущества домовладельцами. «Однако, воспроизведя данную правовую позицию, суд апелляционной инстанции ее не применил», – подчеркнул Суд. По его мнению, спорные помещения не могли использоваться иными собственниками помещений жилого дома в качестве общего имущества, поскольку они изначально были переданы по актам приема-передачи заявителям.

«В части того, каково было предназначение спорных помещений на момент окончания строительства жилого дома, суд апелляционной инстанции, не приведя каких-либо различий правового положения Виктора Манушина, Армена Ханзадяна и Сережи Ханзадяна по отношению к положению других участников строительства, чьи средства привлекались для возведения дома, возложил на заявителей по обособленным спорам негативные последствия отсутствия в материалах дела проектной документации», – указал Суд. Он добавил, что, таким образом, апелляция, признав, по сути, за иными участниками строительства по этому основанию право общей собственности на помещения, которые по условиям договоров причитались истцам, нарушила фундаментальный принцип равенства, закрепленный в ст. 19 Конституции.

ВС пояснил, что заявители не располагали проектной документацией и по объективным причинам не могли ее представить в суд. Участвующие в обособленном споре лица не заявляли о том, что шестой этаж, который одни собственники считают мансардным, а другие – чердачным, был надстроен после приемки дома в эксплуатацию, сама этажность дома после выдачи разрешения на ввод объекта в эксплуатацию не менялась. При этом указание же в договоре генерального подряда, заключенном должником и обществом «Строитель», на выполнение работ по строительству трехэтажного жилого дома само по себе не свидетельствует о незаконности возведения четвертого и последующих этажей.

Верховный Суд добавил, что апелляция не установила, какие именно права других жильцов были нарушены заявителями и к каким последствиям привело такое нарушение. Он также подчеркнул, что ни конкурсный управляющий должником, ни его кредиторы не оспаривали права трех граждан на получение спорных помещений в собственность. Более того, конкурсный управляющий в отзыве на кассационную жалобу, наоборот, присоединился к позиции Виктора Манушина.

В этой связи судебные акты апелляции и кассации в части отказа в признании права собственности на спорные помещения были отменены, а спор в этой части направлен на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат КА № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов назвал определение весьма интересным. «Меня удивила логика размышлений судей ВС РФ, которые формально подошли к рассмотрению обстоятельств дела. Все выводы и все суждения судей производятся исключительно в рамках правового положения помещений, в которых они находятся в настоящее время. ВС вообще не стал выяснять, на каком основании данные помещения были возведены, соответствует ли вообще закону подобное возведение», – отметил он.

Тем не менее эксперт положительно оценил выводы Суда, так как тот не признал законными действия отдельных участников строительства, которые на этапе строительства могут заключать с подрядчиком самостоятельные договоры, приводящие к изменению общего объекта строительства. «Суд указал, что, наоборот, противоположная сторона не обосновывала свою позицию изначальной неправомерностью действий кассаторов (надстройка помещений)», – пояснил Александр Немов.

В свою очередь ведущий юрист Содружества земельных юристов Павел Лобачев согласился с выводами Верховного Суда. «Суд нижестоящей инстанции по какой-то причине фактически презюмировал, что нежилые помещения, расположенные на чердаке, являются общим имуществом жилого дома. Между тем важнейшим критерием общего имущества является его предназначение для обслуживания более одной квартиры. Поскольку экспертизой по делу установлено прямо противоположное, а именно что спорные помещения имеют самостоятельное назначение, у апелляции не было оснований для такого вывода. Поэтому высшая инстанция правомерно отправила дело на пересмотр», – считает он.

При этом эксперт обратил внимание на то, что использованный заявителями способ защиты нельзя признать бесспорным. «Суд удовлетворил заявленное требование о признании права собственности на том основании, что застройщик обязан по договору передать помещения инвесторам, при этом инвесторы уже фактически владеют помещениями. Однако (что было отмечено судом апелляционной инстанции) заключение инвестиционного договора порождает лишь обязательственные отношения между его сторонами и дает им право требовать друг от друга исполнения соответствующего обязательства (т.е. передачи помещения, регистрации прав на него). Признание же права собственности судом, по общему правилу, носит правоподтверждающий характер. Поскольку без регистрации право собственности на недвижимость не возникает, следовательно, иск о признании права не может быть удовлетворен», – отметил Павел Лобачев. По его мнению, на текущем этапе суды продолжают идти навстречу инвесторам и дольщикам, выводя имущество из конкурсной массы застройщика, что подтверждается определением ВС.

Источник

Первый строительный портал
Adblock
detector